Коротко

«Помогу депутатам по сходной цене» Кто пишет проекты российских законов

17.05.2017 10:55:47

"Правдометр"





27 и 31 марта «Новая газета» писала о пособии «О великом русском языке замолвите слово», созданном на деньги президентского гранта для повышения престижа русского языка среди старших школьников и студентов. Новая информация, полученная нами, проливает свет на то, как готовятся такие пособия.

Проект «О великом русском языке замолвите слово» сразу обратил на себя внимание профессиональных филологов, которые нашли в презентации проекта множество ошибок и выяснили, что значительная часть презентации представляет собой цитаты из разных источников, от Википедии до анонимных разработок внеклассных мероприятий, причем источники цитат практически нигде не указаны. Оценивая качество проделанной работы, филологи были единодушны: это халтура. Некоторые из них предполагали, что выполнение проекта было поручено студентам. Но никому не пришло в голову, как открывается этот ларчик.

Больше абсурда

После выхода статьи «Язык не поворачивается», посвященной этому проекту, в редакцию пришло письмо от жительницы Пятигорска Анастасии Чапцевой. В письме говорилось, что Анастасия пишет на заказ дипломные и курсовые работы на сайте «Росдиплом» — и что осенью она видела на аукционе этого сайта заявку на создание пособия, о котором говорится в статье.

«Росдиплом» — это один из многочисленных сайтов, которые создают на заказ письменные работы: рефераты, курсовые, дипломные работы, магистерские и кандидатские диссертации, отчеты о практике и т.п. Формально считается, что сотрудники сайта оказывают студентам репетиторские услуги и собирают для них информацию, которой те вольны распорядиться, как пожелают; подлог происходит в тот момент, когда студент ставит свое имя на работе, написанной не им. Впрочем, на сайте есть кнопки с совершенно недвусмысленными надписями: «заказать курсовую», «заказать диплом»… Существуют и биржи заказов (одна из самых популярных — help-s.ru).

Когда студент заказывает работу, она поступает на аукцион: ее видят все авторы, которые работают с сайтом. Типичный автор — вузовский преподаватель из провинциального российского города, где 12—15 тысяч считаются хорошей зарплатой. Авторы предлагают свою цену.

В общем, можно предположить, что заказ на выполнение двухмиллионного проекта «О великом русском языке замолвите слово» тоже был размещен на «Росдипломе».

«Я запомнила этот заказ, потому что долго читала заявку: я сама хотела за него взяться, — рассказывает Анастасия Чапцева. — Назывался он, конечно, иначе: или «подготовка грантовой заявки», или «выполнение гранта». — Я запомнила, что нужно было выполнить экспериментальную часть с подсчетом использования словарных единиц (экспериментальную часть я обычно сама выполняю: например, обхожу всех соседей и прошу заполнить анкетку); нужно было сделать презентацию и написать текст. Я помню, что проект был заявлен как ориентированный на школьников и студентов, а цель его — популяризация русского языка. Я знаю, что заказчику выполнение этой работы обошлось в 6 тысяч рублей, из которых 4 тысячи получил сайт-посредник, а 2 тысячи рублей — сам автор. Отсюда и качество работы, которое заметили ваши эксперты».

Нельзя сказать, что это такая уж новость при выполнении важных государственных заданий: еще в 2013 году я обнаружила массу некорректных заимствований в проекте государственной концепции семейной политики, подготовленном одним из думских комитетов. Это позволило предположить, что государственный документ сделан методом банального копипаста. Но если догадка верна и важную государственную работу делают даже не думские референты или аспиранты, а скромные академические негры из Ижевска, Петрозаводска, Ставрополя или Новокузнецка за 0,001% от общей суммы выделенных на эту работу денег, то это прискорбный поворот сюжета.

Всеобщая имитация

На «Росдипломе», говорит Анастасия, заказывают работы не только дипломники: попадаются и грантовые заявки, и заявки на создание бизнес-планов предприятий или программ лояльности для бизнеса (недавно на аукционе был выставлен заказ на медиаплан для одного из крупных российских телеканалов). Попадаются заявки на научные статьи. Похоже, студенты, которые так и не научились самостоятельно работать за время учебы в вузе, и после его окончания пользуются привычными способами решения задач — только теперь уже не учебных, а рабочих. Иногда один и тот же автор сопровождает своего клиента: сначала пишет за него рефераты и курсовые, потом диплом, потом, когда клиент идет на работу, — статьи, и получает за это свои копейки. Почему же он сам не займет это рабочее место? Связей не хватает. Зачем же он участвует в коррупционных схемах? Затем, что детей надо кормить.

Кажется, студенты совсем перестали учиться сами. Скачивать готовые рефераты и дипломы уже трудно: большинство вузов пользуется программой «Антиплагиат» и требует оригинальности работы не менее 80%. Работа, заказанная специалисту, позволяет этого добиться. Однако серьезную конкуренцию независимым авторам создают вузовские работники: у них есть доступ к базам данных и архивам, к тому же покупать защиту диплома напрямую у них студентам выгодно (защита сейчас стоит в Пятигорске около 50 тысяч рублей, говорит Анастасия). Бывают и комбинированные варианты: студент покупает у преподавателя нужный билет, который он вытащит на экзамене, а стороннему специалисту заказывает ответ на этот билет.

Огромное количество «академических негров» на рынке студенческих работ серьезно уронило цены на услуги: за написание диплома автор получает 2 тысячи рублей, говорит Анастасия Чапцева. Галина Каляева, вузовский преподаватель из Новосибирска (имя и фамилия изменены по ее просьбе), тоже сотрудник «Росдиплома», не согласна и утверждает, что автор чаще получает не 2, а 5 тысяч, а посредник примерно в 3 раза больше, так что диплом обычно обходится заказчику в 15—20 тысяч.

«Я часто сталкиваюсь с низкой квалификацией преподавателей», — говорит Галина. — Кроме того, у них сейчас совершенно нет времени возиться со студентами. Ушло время, когда студенты сидели на кухне у преподавателей и писали дипломы. Сейчас дипломник может рассчитывать на несколько замечаний по электронной почте. И то я, дипломированный специалист, два дня пытаюсь понять, чего преподаватель хочет от моего заказчика. Студентов перегружают бессмысленной работой (проверка курсовых и дипломных работ преподавателю выгодна: проверка работ одной группы равна по оплате разработке и чтению целого курса лекций, а по трудозатратам это несравнимо). И студенты, естественно, стараются оптимизировать выполнение этой работы.

У топовых вузов — свои заморочки. Там могут дать студенту тему «Перспективы развития отношений Королевства Бутан и России в экспорте-импорте конкретного продукта». Для того чтобы что-то об этом написать, надо работать в производстве этого конкретного продукта — как этого можно требовать от студента? Естественно, он вынужден прибегать к нашей помощи.

В нетоповых вузах самая распространенная ситуация — у студента от предприятия-объекта дипломной работы есть только название. В лучшем случае — финансовая отчетность. Если это акционерное объединение, то отчетность можно взять на сайте. В остальных случаях нет ничего. Предприятия защищены коммерческой тайной».

«Самое пугающее — происходит экспорт этого разложения, — говорит Анастасия Чапцева. — В последнее время резко увеличилось количество заказов для зарубежных вузов на английском языке. Заказывают наши студенты, которые уезжают туда учиться. Если работа делается на русском языке, а потом переводится на английский, с точки зрения программ антиплагиата, она безупречна. И стоит это, по расценкам мирового рынка, совсем дешево. Поэтому наши студенты щедро делятся своим знанием с товарищами, и они тоже начинают размещать у нас заказы. Уже сейчас я вижу довольно много заказов от китайских студентов на англоязычные работы. Так что мы можем с успехом экспортировать коррупцию».

«Новая газета»

Ваша оценка:
(Нет голосов)

На главную

(Нет голосов)

Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
«Помогу депутатам по сходной цене» Кто пишет проекты российских законов